Как сопровождение экспатов помогает в переводе отраслевой документации

Переводчик Константин Зайцев рассказывает, чему устный перевод и работа с экспатами могут научить профессионального переводчика.

expat_main

Считаю, что переводчика без устной практики трудно назвать универсальным. Поэтому я всегда стремился практиковать устный перевод. Мне посчастливилось поработать в банке с иностранцами, где устное переводческое творчество составляло процентов 20 работы. Не синхрон из кабинки, конечно, зато впечатлений хватит надолго.

Напомню, экспат — это иностранец, который живет и работает за границей. То есть иностранец-специалист, высококвалифицированный гастарбайтер, если хотите.

Отвечаешь за каждое слово
В моем случае экспатами стали «смотрящие» от кипрского холдинга. Среди других сотрудников они выделялись разве что смуглой внешностью и улыбчивостью. Хоть вверенные мне греко-киприоты не были «истинными джентльменами» с Туманного Альбиона, но говорили они на беглом английском, досконально разбирались в предмете (финансы) и были людьми душевными.

Я переводил для них заседания правления банка, переговоры с партнерами, отчеты управляющих филиалами и помогал в других ситуациях, в том числе пикантных. Поработал и на двух переводческих сессиях: для аудитора-иностранца и регионального менеджера. При этом с аудитором оказалось проще: англоговорящие руководители понимали его даже без моей помощи. А встречу с региональным управляющим пришлось переводить для целой группы начальников: я отвечал за каждое сказанное слово — путаница с revenue и profit могла кончиться плохо для всего холдинга. После такой практики относишься предельно внимательно к любым переводам.

Некогда объяснять — вот конспект
Мои экспаты успели русифицироваться — читали, понимали и немного говорили по-русски. Кажется, это облегчает работу «устника»: сидишь с умным видом рядом, экспат и без твоей помощи вникает в речь коллег по круглому столу. Но иногда на собрании обсуждение перерастает в перепалку и балаган: спикеры перебивают друг друга, темы меняются со скоростью счетной машинки. Экспаты не успевают за русской прытью, теряют нить обсуждения и с ошарашенными глазами спрашивают: Konstantin, what are they talking about?

В такие моменты выручает переводческая скоропись — конечно, если ее вести. Достаточно показать экспату хороший конспект беседы, и он понимает суть разговора. В пылу перепалки появляется много новой информации, и моя обязанность — чтобы экспаты понимали и подключались в нужный момент. Некогда объяснять, о чем спорят спикеры.

Скоропись сильно помогает и в письменных переводах: учишься быстро реагировать, развиваешь мозговую деятельность.

expat_2

Проверка на внимательность
Самое сложное — пограничное состояние разума, когда экспат еще в курсе темы размеренной беседы, но теряется в деталях. И тогда просит нашептывать на ушко все подряд.

«Засада» в том, что для него это не столько услуга, сколько проверка качества параллельного перевода. Одним ухом он улавливает русскую речь, а другим слушает то, что он своей оперативной памятью уже переварил. И нейронно как бы сравнивает, ищет расхождения.

«Да нет, — говорит он мне. — Они упомянули вот этот кредит, подразумевая вон тот залог…»

Соглашаюсь, что финансисту виднее, и после заседания продолжаю штудировать банковский глоссарий, наработанный более опытным коллегой. Так мы условились, что я веду скоропись, показываю ему и опираюсь на конспект, когда нужно прояснить какой-то момент.

Термины
Когда переводчик любого профессионального уровня приходит на новое место, он обязательно сталкивается с новой терминологией. Перевод совещаний и переговоров сильно обогащает лексикон: усваиваешь термины на слух и сразу используешь на письме. Только после «варева» в среде специалистов можно составить грамотный перевод протокола.

Если прислушиваться к наиболее расхожим выражениям в разговоре топ-менеджеров, отсеиваешь малоуместные лексемы и из моря синонимов выбираешь слова отраслевого стандарта. А экспат подсказывает еще точнее —
где loan, а где credit
где fee, а где commission
где rent, а где lease.

Когда получил такие узкоспециализированные знания, легче переводить документы и соблюдать единообразие.

Этот опыт помогает увереннее вести скоропись: экономишь время и силы на устный перевод. Когда показываешь запись клиенту-экспату, можно обойтись без устного комментария вообще: как в примере с перепалкой на правлении. В конце концов, наработанный глоссарий пригодится в дальнейшей карьере письменного переводчика: загружаешь его в CAT-инструмент, например в SmartCAT.

expat_3

Задачи со звездочкой
Иногда помощь с устным переводом выходит за пределы переговорной.

Однажды я сопровождал пожилого киприота в магазин ортопедической обуви и кабинет уролога. К таким моментам трудно подготовиться: звонит начальник с запросом на сопровождение — он ведь не скажет, что клиент пойдет за стельками и урологическим обследованием.

Специфику стелек освоил по ходу и с додумыванием. А перевод общения с мужским врачом и вовсе дело щекотливое во всех смыслах. Сидим с экспатом, краснеем. Другой бы переводчик, менее серьезный, мог бы не сдержать улыбку, как школьник на уроке биологии про тычинки и пестики. Но я-то понимаю: мне доверено побыть ближайшим товарищем важного лица. И не только в силу одного с ним пола, а потому что классный устный переводчик находит выход из любой ситуации.

Метки: , , , , ,