Динозавры, бабушки и искусственный интеллект: Интервью с Владимиром Кухаренко об интеграции с Protemos

Экосистема smartCAT растет и развивается. К ней присоединяются новые полезные инструменты, и за счет этого процесс перевода становится более технологичным, а вместе с тем простым и удобным. Мы только что завершили первый этап интеграции с системой управления переводческими проектами Protemos. Теперь корпоративные пользователи этой системы могут создавать проекты одновременно в Protemos и в smartCAT без лишних усилий.

Динозавры, бабушки и искусственный интеллект: Интервью с Владимиром Кухаренко об интеграции с Protemos

Павел (Продуктовый аналитик smartCAT) и Арсений (Руководитель отдела маркетинга) пообщались с генеральным директором компании Protemos Владимиром Кухаренко. Разговор получился интересным и живым, а еще убедились, что в нашем деле главное — находить единомышленников. Ведь мало того, что Владимир решительно поддержал идею на стадии переговоров, так еще и оказалось, что у него весьма схожий с нашим взгляд на развитие технологий и на мир в целом.

Арсений: Добрый день, Владимир! Расскажите, пожалуйста, читателям нашего блога о том, что такое Protemos и как все началось. Кстати, на какой слог правильно ставить ударение?

Владимир: Я ставлю на первый. Это нигде не записано, но мы привыкли говорить «Прóтемос».

Арсений: Наше имя «smartCAT» тоже произносят по-разному: кто-то говорит «смарткэт», а кто-то — «смарткат». Хотя правильно конечно «смарткэт».

Если я не ошибаюсь, вы начали разрабатывать собственную TMS (Translation Management System — прим. ред.), работая в переводческой компании?

Владимир: Да, это был внутренний продукт в бюро переводов Technolex Translation Studio. Почти как у вас — ваш продукт ведь тоже «вышел» из ABBYY. Мы тогда пользовались системой XTRF для управления проектами. Но со временем поняли, что это решение нас не вполне устраивает. Стали искать другие варианты, но не нашли ничего подходящего. В этот момент я понял, что пора реализовать свои творческие амбиции. До этого я работал в двух похожих системах и всегда считал, что можно сделать более качественный и удобный продукт. А еще часто сталкивался с проблемой обучения менеджеров — некоторые моменты были просто непонятны большинству пользователей, в том числе мне самому. Так началась работа над Protemos. Это был не первый наш продукт. Шесть лет назад мы выпустили десктопную программу Change Tracker.

Павел: Насколько я знаю, она до сих пор популярна.

Владимир: Да, эта программа сравнивает файлы до и после редактуры и создает отчеты об исправлениях, которые можно использовать для обучения переводчиков или как свидетельство о проделанной редакторской работе для клиента. Мы создали Change Tracker для себя, но сразу стало ясно, что такими удобными инструментами нужно делиться. Поэтому мы выложили программу в сеть, сделали простенький сайт и предложили бесплатно ее скачать. Только спустя несколько лет мы обнаружили, что за все время было более 12 000 скачиваний. Позднее, Change Tracker трансформировался в TQAuditor: систему, которая, помимо сравнения файлов, автоматизирует процесс предоставления обратной связи переводчикам и упрощает их обучение, а также позволяет переводческим компаниям вести эффективный мониторинг качества работы переводчиков. Эта система стала нашим вторым продуктом, и мы использовали ее более четырех лет. В какой-то момент мы начали обращаться к разработчикам TMS-систем, но они не интересовались перспективами интеграции. Это стало еще одним поводом начать разработку собственной TMS-системы. Получается, было три причины. Во-первых, производственная потребность компании в том, чтобы иметь простой, эффективный инструмент без ограничений по количеству лицензий и прочих неудобств. Во-вторых, мне как руководителю бюро стало скучно, и я решил сделать что-то новое. Ну, и в-третьих, отсутствие возможности интеграции с нашей первой программой.

Павел: Недавно на сайте GALA прошел вебинар, где обсуждались похожие случаи. Представители переводческих компаний TextMinded, Translate Plus и Inter Translations показывали свои TMS. И там прозвучал интересный вопрос о том, насколько готовы такие внутренние продукты к тому, чтобы выйти во внешний мир и стать коммерческими. Как бы вы оценили Protemos с этой точки зрения?

Владимир: Ни одна система не может подходить сразу всем. Очевидно, что в каждой компании свои процессы и свои нюансы. Но, с другой стороны, наивно думать, что есть какие-то совершенно уникальные случаи. Система была создана для компании Technolex, но ведь похожие процессы есть и в других компаниях. Мы старались выяснить, каких функций не хватает, о чем просят больше всего. Если ты — основатель стартапа, глупо считать, будто знаешь обо всем лучше пользователей. На первом этапе главное — воображение, оно дает видение. Но позже, когда появляются первые пользователи, ты начинаешь получать информацию о реальных проблемах и недостатках, а часто и ценные советы, предложения. По мере сбора отзывов команда корректирует планы разработки. Мы только начинаем стадию активного продвижения, а до этого информация распространялась скорее на автопилоте. Конечно, по сравнению с такими «динозаврами» рынка как XTRF и Plunet, мы новички, о нас мало кто пока знает, но уже можно говорить о конкретных цифрах. Мы только начали продавать лицензии, и на данный момент более десяти компаний регулярно используют Protemos.

Павел: Кстати, о динозаврах. Вы сказали, что вы изначально ориентировались на простой в использовании функционал и легкость обучения. У нас в smartCAT похожий подход. Мы хотим сделать доступный инструмент, с которым можно сразу начать работать, не тратя времени на изучение всех возможностей, при этом сам продукт должен подсказывать действия пользователю. Но вы также упомянули, что необходимо развивать функционал, добавлять новые функции. Но как только это начинает происходить, появляется риск самому стать «динозавром». Кого мы так называем? Системы с широким функционалом, но сложным и неудобным интерфейсом. Мы часто спорим внутри команды о том, как добавить ту или иную фичу таким образом, чтобы она была понятной для пользователей, причем зачастую ни в одном из существующих продуктов она не понятна. Найти баланс между простотой и функциональностью вообще сложно. Удается ли это вам?

Владимир: У нас этот вопрос тоже часто вызывает оживленные дискуссии. В целом, мы придерживаемся убеждения, что основной функционал и интерфейс должны оставаться неизменными, а дополнительные возможности включаются при необходимости. Именно так мы сделали в нашем случае: возможность интегрировать Protemos со smartCAT активируется в меню. Возможно, в дальнейшем что-то изменится, но мы точно не хотим перегружать интерфейс лишними элементами. В ближайших планах — дать пользователям возможность самим создавать нужные поля. Например, если кому-то нужно добавить в профиль клиента информацию о дне рождения бабушки клиента, он сможет это сделать.

Павел: Надо будет подумать, что делать с информацией о дне рождения бабушки при синхронизации проектов со smartCAT. А правильно ли я понимаю, что мы — первый переводческий инструмент, с которым вы интегрировались? Скажите, а зачем вам это понадобилось?

Владимир: Для нас очевидно, что будущее за облачными CAT-инструментами. У нас с вами сразу сложилось общение, причем благодаря одному нашему общему пользователю. Его зовут Кристиан, он активно работает и в Protemos, и в smartCAT. Он наш хороший друг, и по его инициативе мы с вами познакомились, а потом и встретились у вас на конференции Partner Day. Это дало нам мощный толчок, мы наконец решились развивать это направление.

Арсений: Вы верно подметили один важный момент. В прошлом году нам стало ясно, что smartCAT перерос формат CAT-инструмента, и нужно строить экосистему. Успешная интеграция с Protemos показательна для нас в том плане, что эта концепция развивается. Мы хотим, чтобы не только наш продукт был удобным, но и взаимодействие с другими системами происходило для пользователя максимально естественно и просто. Теперь создать новый проект и загрузить файлы в обе системы можно одним действием. Все данные синхронизируются на лету, и с ними сразу можно работать. Это пример потрясающе эффективного бизнес-процесса. Машины общаются между собой и берут на себя рутину, а пользователи занимаются теми задачами, которые невозможно решить без человеческого участия.

Владимир: Безусловно, это одно из главных преимуществ интеграции. Помимо удобства при вводе данных, снижается вероятность ошибок, а значит пользователь сможет потратить больше времени на действительно важные дела.

Павел: Получается, проект-менеджеры смогут заработать больше денег. Кстати о менеджерах, TMS — это всегда b2b-продукт, который работает на уровне компании, ведь наверняка большинство ваших пользователей это бюро переводов. Тем не менее, у вас есть бесплатная версия для фрилансеров. Чем для них может быть полезен Protemos?

Владимир: Когда начинаешь вести несколько заказов, отслеживать дедлайны, вести финансовый учет, системный подход становится необходимостью, иначе можно сойти с ума. TMS дает возможность следить за процессами. Не все клиенты дисциплинированы. Система способна сигнализировать о возникающих проблемах и предлагать решения. С ее помощью также можно получать регулярные бизнес-отчеты для аналитики и планирования. Таким образом, при наличии управленческих навыков, успешный фрилансер сможет перерасти в бюро.

Павел: Действительно, как только фрилансеры увеличивают объемы, оказывается, что в одиночку уже не справиться. Кстати, специально для таких переводчиков, которые вырастают из фрилансеров в маленькие LSP, мы ведем группу в Фейсбуке.

Владимир: Разобраться в системе достаточно просто, поэтому мы надеемся, что пользователь попробует, а, со временем наверняка решит перейти на расширенную версию. Плюс, компании, которые получают от фрилансеров инвойсы и письма, могут узнать таким образом о системе и заинтересоваться ею.

Павел: Мы пока по техническим причинам не можем включить связку с Protemos для фрилансеров. Но уже сейчас любой фрилансер в smartCAT может бесплатно получить профиль LSP, чтобы опробовать эту связку и задуматься о том, чтобы стать LSP. Вот еще вопрос. Мы не продаем лицензии, а зарабатываем в основном на транзакциях между пользователями. Возможна ли такая бизнес-модель для TMS и конкурируете ли вы, например, с открытыми и бесплатными системами как GlobalSight?

Владимир: Когда речь идет о конкуренции, нужно понимать, какие функции двух продуктов пересекаются. Безусловно, мы конкурируем с некоторыми популярными системами, но у нас, на мой взгляд, есть своя ниша. Мы ориентированы на две категории. В первой — небольшие и средние компании, которые хотят перейти от табличек в Excel к профессиональной системе управления проектами, таким образом, оптимизировав свои бизнес-процессы. А во второй — те, кто уже использует другие решения, но они для них слишком сложные и неудобные.

Павел: Кстати, по поводу перехода с одного продукта на другой. Мы в smartCAT часто сталкиваемся с предубеждением перед «облаком». Некоторые компании уже успели построить все свои процессы на десктопных инструментах и по разным причинам боятся облачных технологий. Видимо, они не совсем понимают, как это работает, и поэтому отказываются даже пробовать. Есть ли у вас опыт борьбы с такими предрассудками?

Владимир: Мы тоже сталкиваемся с такой проблемой, и тут нет другого пути, кроме как подробно и терпеливо объяснять. Во-первых, сейчас почти всё в «облаке». Во-вторых, в плане безопасности данных любая десктопная программа может быть даже менее надежна, особенно, если устройство, на которое она установлена, подключено к интернету. В перспективе, клиентам, которые очень сильно беспокоятся за свои данные и не верят нашим доводам, мы будем предлагать установку на их сервер.

Павел: У нас тоже есть отделяемое решение, и часть вопросов оно действительно снимает.

Владимир: Технологии не стоят на месте, поэтому, опять же, время вылечит эти проблемы.

Павел: Кстати, о технологиях, в smartCAT следить за проектами можно с помощью бота. А еще сейчас много говорят о том, что будущее за нейронными сетями и машинным обучением. Что вы думаете о таких решениях? Есть ли в планах шаги в этом направлении?

Владимир: Да, мы рассматриваем подобные идеи. Я думал на днях о том, может ли машина принимать решения о назначении задач, принимать активное участие в координации проекта. Если менеджер делегирует часть задач чатботам или какому-то алгоритму распределения задач, он сможет работать эффективнее. Однако доверить все роботам не получится, плюс есть человеческий фактор. Многим больше нравится работать с людьми, а не с системой или безымянным аккаунтом. По своему опыту скажу, что наиболее успешное сотрудничество у меня всегда складывалось с теми клиентами, с кем удавалось наладить живое общение. Так или иначе, подобные решения могут упростить ту часть работы, где требуются однообразные, предсказуемые действия.

Павел: Некоторым переводчикам кажется, что развитие технологий машинного перевода оставит их без работы. А вот виджеты и прочие инструменты, которые автоматизируют прием и обработку заказов, действительно могут заменить менеджера проектов, поэтому мне кажется, что бояться искусственного интеллекта стоит именно им, а не переводчикам.

Владимир: Если смотреть в долгосрочной перспективе, на мой взгляд, «умные» технологии действительно автоматизируют часть нашего труда. При этом общество должно будет выйти на новый уровень распределения материальных благ. Надеюсь, что роботизация позволит нам иметь тот же уровень доходов, или даже выше, но работать при этом мы будем меньше. Машины отбирали у людей работу на протяжении всей нашей истории. Трактор отобрал работу у того, кто вспахивал землю плугом. Когда появились ткацкие станки, люди в ярости бросали в них ботинки. Так происходило на каждом этапе, и этот страх люди пронесли через всю технологическую революцию. Но что мы видим сейчас? Жизнь стала лучше! Думаю, эта тенденция сохранится в будущем.

Павел: Надеюсь, в нас с вами никто не будет швырять обувью! Заканчивая наш футуристический разговор, хотел бы попросить вас рассказать о тех обновлениях, которые вы планируете в ближайшем будущем. Какие функции вашего продукта принесут людям пользу и почему?

Владимир: Наши пользователи часто просят нас сделать так, чтобы различные функции можно было настроить под себя. Изменить шаблон инвойсов, добавить дополнительные поля, спрятать столбцы в таблицах. Кастомизация в том или ином виде — главный пункт в списке просьб. На втором месте запросы об автоматизации рабочего процесса: людям хочется, чтобы система выполняла некоторые действия без их участия. А вообще мы будем интегрироваться не только с переводческими решениями, но и с CRM-системами, инструментами ведения воронки продаж, различными сервисами хранения файлов, бухгалтерскими программами.

Павел: Получается, вы строите свою экосистему, которая в итоге соединится с нашей экосистемой, и в итоге когда-нибудь у нас получится мета-экосистема.

Владимир: Да, думаю технологии движутся именно в этом направлении. Отдельные программы, которые выполняют задачи без взаимодействия с другими, со временем исчезнут как класс, потому что человек, работая в такой программе, не сможет переносить свои данные из одной системы в другую и будет чувствовать себя изолированным.

Павел: Интересная мысль. Спасибо, было приятно пообщаться!

Владимир: Спасибо и вам, до встречи!